Цікаве

В Киеве будут бороться за сохранность исторических зданий

 

Замглавы КГГА Алексей Резников рассказал ABCnews о том, как город будет решать проблемы сохранения исторического наследия Киева, передает 1News.

Неутихающие скандалы по поводу появления новых неуместных стройобъектов и разрушающихся памятников архитектуры в Киеве будоражат общественность все сильнее. В КГГА знают об этих проблемах, поэтому ABCnews решил выяснить, как руководство города намерено их решать. С этими вопросами мы обратились к замглавы КГГА Алексею Резникову, который рассказал об особенностях взаимоотношений с арендаторами памятников архитектуры, о судьбе самих памятников и в целом о стратегии горвласти в отношении культурного наследия столицы.

Алексей, сейчас в Киеве активно обсуждается реставрация Дома учителя. Остроты вопросу добавила активность арендаторов, которые отказывались съезжать до окончания срока действия договоров. Что происходит на самом деле?

Весной 2012 года городской властью было принято решение, что здание Дома учителя, которому на тот момент исполнилось сто лет, подлежит реставрации. Это решение было оформлено распоряжением КГГА. Однако в силу различных причин реставрация не начиналась на протяжении нескольких лет. Только в 2016 году решением Киевсовета в бюджет были включены значительные суммы на проведение реставрации, около 50 млн грн. В мае 2017 года были разосланы письма арендаторам, а работы планировали начать после изучения состояния здания в ноябре.

Почему город тянул со стартом работ почти пять лет?

Я предполагаю, что проблемы были не только в выделении средств из городского бюджета на разработку проекта и реставрацию, а в разногласиях с арендаторами, которые там давно пребывают. Некоторые снимают помещения за символические средства уже более 20 лет. Речь идет о компаниях, связанных с названием «Кияночка», оформлены они на трех бенефициаров, это семейный подряд. Безусловно, социальный красивый хороший проект. Но надо понимать, что это коммерческий проект. Родители платят серьезные деньги, а город сдает им эти помещения в аренду по очень льготной цене.

Aleksey Reznikov (1)

Если в мае были разосланы письма арендаторам, почему лишь в августе были проведены исследования состояния здания?

Все сроки вхождения экспертов в здание нарушались, потому что не хватало решительности во взаимодействии с арендаторами. Да, арендаторы тоже оказались в неприятной ситуации, потому что город сдал им помещения в аренду, а теперь не может выполнять свои обязательства. Но при взгляде на чашу весов, где на одной стороне находятся риски не только вообще потерять здание-памятник, но и безопасность детей, а на другой – интересы арендаторов, выбор однозначен – реконструкция.

Тем более, что с внешней стороны зеркального зала, где идут репетиции, есть трещины. Мы все помним раздел физики о колебаниях и резонансах: громкая музыка и синхронные подскоки оказывают постоянное воздействие на ослабленный конструктив здания. Плюс неработающая система вентиляции, затхлый спертый воздух в помещениях, где пребывают дети, особенно в раздевалках, где стены даже покрыты грибком. Я дал протокольное поручение, чтобы в здании были проведены также химическая и санэкспертиза. Исходя из всех этих исследований будет принято базовое решение, допускать ли там продолжение занятий кого-либо на время проведения реставрационных работ.

_MG_9546

Часть арендаторов, которые квартировали в Доме учителя не меньший срок, чем «Кияночка», уже съехали?

Да, часть услышали, понимая, что происходит, поступили корректно и начали вывозить свое имущество. Свои фонды вывезла государственная научно-педагогическая библиотека им. Сухомлинского, съехал Национальный музей истории Украины. Но некоторые арендаторы продолжают занимать позицию, не очень, на мой взгляд, ответственную, требуя от города выполнения своих обязательств. Есть случаи просто варварского отношения арендаторов к снимаемым помещениям. Мы видели, как пробиты насквозь стены памятника национального значения, чтобы повесить кондиционер. Сомневаюсь, что на такие работы давал разрешение арендодатель, но мы проверим. То же касается установки перегородок и прочих перепланировок. Я буду требовать, чтобы департамент коммунальной собственности сделал проверку самовольного вмешательства в конструктив здания. Все эти факты, на мой взгляд, есть нарушение договорных обязательств.

_MG_9261

Какие исследовательские работы уже проведены? Есть ли уже план реставрационных работ?

Сейчас наконец выполнено так называемое инструментальное исследование, его результаты подтвердили очевидное – Дом учителя аварийный. Результаты обследования показали: техническое состояние металлических балок межэтажных перекрытий над залами классифицируется как аварийное. В данный момент Департамент образования и науки, молодежи и спорта обрабатывает отчет о научно-исследовательской работе, который будет направлен на рассмотрение комиссии КГГА по вопросам техногенно-экологической безопасности и вопросам ЧС для рассмотрения вопроса относительно технического состояния и условий дальнейшей эксплуатации дома.

Зачем нужно это заключение?

Будет принято управленческое решение, в каком режиме реставрация будет выполняться: с полным закрытием здания или возможно частичное перекрытие помещений, разрешать ли там продолжать танцевать или нет. В любом случае, до конца октября «Кияночка» может продолжать репетиции в помещении Дома учителя. Однако, исходя из худшего для них сценария – закрытия всего здания, за эти три месяца они должны искать себе альтернативное помещение. В любом случае реставрация начнется в срок, это однозначно и не подлежит обсуждению вообще. Средства есть, исполнитель  уже определен — это КП «Житлоинвестбуд-УКБ».

Арендная плата для структур, ассоциированных с «Кияночкой», была символической, 1 грн. Готов ли город предлагать им другие помещения на аналогичных условиях?

Действующие правила аренды коммунального имущества говорят, что на льготный режим может претендовать общественная организация, она может арендовать за 1 грн до 50 кв. м, все остальное – пожалуйста, но по коммерческой цене. В данном случае мы видим коммерческие предприятия. Причем сегодня есть аналогичные коммерческие предприятия, которые обучают танцам и не имеют таких льгот. Какова причина льгот для обитателей Дома учителя – не совсем понятно.  Но хочу отметить, что на встрече с «Ювентой», одним из льготных арендаторов, мы увидели понимание. Мы договорились, что они дают разумные пожелания к помещениям, не 3 тыс. кв. м, а 350 кв. м, с высотой потолка 3 м, без колонн, с возможностью размещения станков и зеркал, с возможностью модернизации. Даже если у города не найдется подходящих помещений, хотя им предложили все, что есть на сайте коммунальной собственности, мы готовы способствовать в поиске и переговорам. Мы ищем альтернативные варианты, например, у предприятий, где простаивают целые цеха или ангары.

Что будет, если вам не удастся найти подходящее помещение?

Если мы не найдем устраивающий их вариант, то готовы в судебном порядке досрочно расторгнуть договор аренды в силу того, что у нас нет возможности предоставить альтернативные помещения. Ведь наступили обстоятельства, которые я предварительно оцениваю как форс-мажорные. Состояние здания значительно ухудшилось за несколько лет. Ранее, когда его обследовали эксперты, они говорили, что нужна реставрация, но не срочно. То ли климатические условия, то ли танцы, то ли просто почтенный возраст здания – я не знаю, что привело к резкому ухудшению его состояния, но очевидно, что реставрация уже неминуема.

Может, дело не во внешних факторах, а в человеческом?

Если будут найдены люди, которые допустили ошибку и разрешили продлить договор аренды после решения КГГА о реставрации, мы по этому поводу тоже проведем служебное расследование. Но город в суде готов будет проиграть иск, в котором будет определена судом какая-то справедливая компенсация. Но она будет рассчитываться исходя из льготных цен, которые город им предоставлял на право аренды. Мы не будем им компенсировать коммерческую цену. Вы арендовали по льготной цене? Мы по льготной цене компенсируем оставшийся срок аренды.

Идеальный сценарий – реставрация будет проведена со стабильным финансированием и за оптимальное время, три-четыре года. После этого «льготные» арендаторы возвращаются?

Не факт. Я считаю, что все должно происходить на коммерческих условиях. К тому времени все договоры аренды закончатся в любом случае, здание будет абсолютно обнулено, не будет никаких обязательств перед арендаторами. Соответственно, надо проводить общественное обсуждение судьбы здания. Безусловно, оно останется Домом учителя, менять его статус никто не будет. Это наша история, там было первое заседание украинского правительства, там уместен музей, который покажет преемственность поколений. Но помещений в Доме учителя много, и какие арендаторы туда придут, надо решать, считаю, через процедуру общественных обсуждений.

Кому-то будете отдавать предпочтение?

Конечно, преимущество должны получать коммунальные коллективы и всевозможные общественные организации. Если это коммерческие успешные проекты, та же «Ювента» или «Кияночка», то они должны приходить на условиях win-win. Город вложит средства, реставрирует и сделает инновацию, а коммерческие арендаторы, будьте любезны, пополняйте городской бюджет нормальными справедливыми платежами. Это центр города. Не вы, так кто-то другой. Пусть Венские балы там проводят, в конце концов.

Aleksey Reznikov (3)

Проблема ветхих исторических зданий, памятников архитектуры государственного и местного значения в Киеве стоит очень остро. Есть ли у столицы рычаги влияния на судьбу тех зданий, которые не находятся в коммунальной собственности?

Говоря о политике, которой должны придерживаться городские власти, подчеркну, что сегодня должен появиться юридически закрепленный догмат публичного пространства. Моя идея в том, чтобы раздел публичного пространства появился в Уставе города, по сути, местной городской конституции. Сегодня у нас есть небольшой устав, там несколько страниц, это маленький кодифицированный документ, который просто собрал определенные статьи конституции и законов. Хотя, это был прогресс по состоянию на 2002 год. К слову, Минюст его зарегистрировал лишь в 2005 году. Три года шло сопротивление центральной власти, чтобы не регистрировать, потому что казалось страшной крамолой, что какой-то город потребует свои права. Но сегодня мы пошли дальше в децентрализации, у нас уже завершена работа над разработкой концепции устава территориальной общины, он одобрен рабочей группой. Городским головой проект решения внесен на рассмотрение Киевсовета, проходим сейчас комиссии и выйдем на голосование в Киевсовете. Надеюсь, этой осенью Концепция будет утверждена. И с этого момента начнется работа над уставом, где есть отдельный раздел публичное пространство.

И чем этот раздел поможет спасению исторических зданий?

Очень просто. Внешний вид всех зданий города – это элемент публичного пространства. Мы все имеем право на защиту публичного пространства, не важно, в частной или государственной оно собственности. Все обязаны заботиться о внешнем облике зданий с точки зрения красоты и безопасности. Кстати, и сегодня есть элементы в законодательстве, которыми можно пользоваться в этих целях. Например, правила благоустройства обязывают ставить защитные экраны, если здание реставрируется или рушится, однако не все эти требования выполняют. Мы сегодня серьезно хотим этим заняться. Уже работает рабочая группа под руководством замглавы КГГА Петра Пантелеева, которая прорабатывает стандарты улиц, касающиеся архитектуры, рекламы и т.п. Инспекторы благоустройства будут как участковые обходить дозором и фиксировать те или иные нарушения по тем стандартам, которые у него будут выписаны в лукбук. А далее город будет решать, кого и как наказывать, где разрывать долгосрочные отношения, где выписывать штраф. Важна оперативность реакции. И горожане тоже будут знать, что можно быстро обратиться к конкретному участковому, ответственному за территорию и получить помощь. У нас уже есть проверенный инструмент «Я – инспектор» по наружной рекламе, который позволяет подвергать собственников зданий определенным штрафам.

Но у нас эти штрафы не насколько страшные.

Я разговаривал с Минкультом, они могут штрафовать до 100 тыс. грн. Один-второй-третий штраф по $4 тыс. – ощутимый урон.

И куда идут эти деньги?

Минкульт намерен их аккумулировать для ведения полноценного реестра памятников. Пока он формальный, не хватает ресурсов наполнять его информацией, от паспортов объектов до постоянного мониторинга состояния.

А что делается городом для ведения полноценного реестра памятников местного значения?

В соответствии с Законом «Об охране культурного наследия» ведение Государственного реестра недвижимых памятников Украины возложены на Минкультуры.

К полномочиям Управления охраны культурного наследия, которое, согласно решению Киевсовета, выведено в отдельное структурное подразделение – Департамент (сейчас на завершающем этапе регистрация Департамента как юрлица), относится в пределах его компетенции представление предложений Минкультуры с целью предоставления историческим объектам города Киева статуса памятников культурного наследия, включенных в Госреестр недвижимых памятников.

Для этого систематически проводится подготовка необходимой учетной документации по памятникам местного значения, которые не занесены в Реестр, или только обнаруженные объекты культурного наследия Киева. Пакет документов, включающий учетную карточку, краткую историческую справку, фото-фиксацию и акт технического состояния передается в установленном порядке в Министерство культуры.

Ведение отдельного реестра памятников культурного наследия местного значения действующим законодательством не предусмотрено. Но, в любом случае, наша задача – создать такие условия, чтобы собственникам исторических зданий было невыгодно и неповадно содержать их в ветхом виде.

Механизма изъятия из частной собственности в коммунальную не предусмотрен?

Это надо прописывать отдельным законом. Пока наша достижимая задача – чтобы штрафы подталкивали к решению судьбы зданий. Деньги должны стать регулятором, но есть меры и посерьезней. Например, если разрушающееся здание-памятник в собственности госструктуры, тогда это нанесение ущерба, и есть конкретное ответственное лицо. Доведение до разрушения памятника – это уголовно наказуемое деяние, наказание предусмотрено Уголовным кодексом. Просто никто этим пока не пользовался. Но наличие такого понятия как публичное пространство даст возможность и горожанам ссылаться на него, и суду использовать устав города как аргумент. Еще один механизм – предусмотреть возможность расторжения охранного договора. Тут уже становится вопрос, на каких условиях было получено это здание. Приватизация? Аренда? Тут надо садиться и вгрызаться, сделать пару прецедентов, чтобы другим неповадно было. Конечно моя мечта, чтобы дефиниция «публичное пространство» и связанная с ним правовая культура не только родилась в Киеве, но и была закреплена парламентом.

Aleksey Reznikov (4)

При обсуждении понятия публичного пространства обывателей сильно задели обещания штрафовать за застекленные балконы в центре или установленные кондиционеры на исторических зданиях. Как будете решать этот вопрос?

Кого-то задевают, кого-то радуют. К примеру, на сайте КГГА зарегистрирована петиция об усилении ответственности за остекление балконов, утепление стен. Как и у любого мнения или позиции, здесь тоже есть сторонники, есть противники, а есть те, кому все равно. Мне не все равно, в каком городе я живу, в каком городе живут мои дети. Я не хочу наблюдать скворечники на фасадах прекрасных зданий так же сильно, как и праздничную нарезку из рекламных щитов, баннеров и целые городки из МАФов. Есть законы, есть ДБН, есть действующие Правила благоустройства и Порядок содержания, ремонта, реконструкции, реставрации фасадов домов и сооружений. В каждом документе несменным является одно: если хотите внести изменения в фасад дома, то согласуйте это с другими жителями, а также получите разрешение органа местного самоуправления, выданное в установленном порядке. ДБНы нам прямо говорят: «при проектировании реконструкции, капремонтах и перепланировках отдельных квартир запрещено, среди прочего, утепление и остекление существующих балконов и лоджий». Все это архитектор проекта должен предусматривать на стадии проектирования. То же касается и спутниковых «тарелок», и кондиционеров. Если владелец квартиры нарушает целостность фасада дома, монтируя свое «добро» на внешней стене дома, то в установленном порядке – через суд – его можно обязать демонтировать. К слову, подобных судебных выигранных дел в Украине предостаточно. Обычно истцами выступали компании-балансодержатели. Собственно, исковое заявление так и звучит «об устранении нарушений и возвращении имущества в прежнее состояние». Штрафы тоже нужны, но какими им быть – пока говорить рано. Я считаю, что первый штраф должен носить характер предупреждающий и быть не сильно большим, чтобы позволить нарушителю урегулировать все. А вот повторные должны быть ощутимыми, дабы усилить ответственность.

Какова сейчас ситуация с наружной рекламой?

За год мы сделали существенный прорыв. 18 мая 2017 года правила размещения рекламных средств в Киеве вступили в силу. Теперь, во исполнение решения Киевсовета, была создана рабочая группа, которая отрабатывает схему улиц, где будут зафиксированы базовые вещи: ограничения, предусмотренные этими правилами, и зоны, где нельзя ставить рекламные конструкции ни при каких условиях, плюс появятся зеленые точки, где они могут быть.

Формально до конца года мы должны закончить разработку схемы для всего города. У нас пять зон, мы двигаемся постепенно. Мы будем выпускать схему поэтапно – по каждой форматной зоне, это даст возможность рынку, который сегодня готов в стабильных условиях сотрудничать с городом и понимает, что сокращения неизбежны, получить свои разрешения и спокойно работать. Помогает нам время, сроки действия значительной доли рекламных договоров истекают, причем критическое количество их приходится на конец этого года и следующий.

Хочу привести позитивный пример сотрудничества рынка и города. Пилотный проект по размещению рекламных конструкций мы сделали под «Евровидение» на Крещатике, Владимирском спуске и улице Сагайдачного. Посмотрите, как сегодня расставлены конструкции и вспомните начало года. Сейчас здесь на 70% меньше рекламы, чем было.

Какие приоритеты вы ставите перед собой в борьбе за улучшение внешнего облика Киева?

Хочу подчеркнуть, что любые стратегические масштабные изменения в городе невозможны, если браться за все сразу. Нужно точечно, конкретно доводить до успеха. Тогда стратегия начинает работать. Например, постепенные демонтажи рекламных конструкций привели к тому, что рынок понял, что сопротивляться бесполезно. Никто не верил, что можно снести два этажа на Десятинном переулке – снесли. Да, сегодня все, кто строил с нарушением – Гончара, дом-монстр на Нижнем валу, дом в Музейном переулке пока еще держатся. Но, с одной стороны, их уже зажимают инвесторы, потому что по сути эти застройщики – мошенники, которые продали этажи, не имея права их строить. С другой, город продолжает отстаивать свои права в суде. Уверен, что «мародеров», наживавшихся на внешнем виде города и при этом испаскудившим его, мы победим.

Теги

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close